Лавина

Здесь вам не равнина, здесь климат иной,
Идут лавины одна за другой,
И здесь за камнепадом ревет камнепад,
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа…

В. Высоцкий.

…Первая падала откуда-то сверху, было не видно. Она была маленькая, наверно на несколько тонн. Она достала только второго сверху, который в этот момент находился на перестежке, и из-за неосторожности никуда не был пристегнут. Только конец сдергивающей веревки для последнего был пристегнут к системе. Когда лавина с диким ревом прошла мимо нас, он оказался висящим на стене в кулуаре на нашей вспомогаловке. К счастью, последний тоже пристегнул ее к беседке, а не на петлю сбоку, иначе нас стало бы на одного меньше.

Перед входом в кулуар и далее выходом на 300-метровую стену я просмотрел окружающий рельеф. Свежевыпавший снег уже сошел конусами по всему верхнему и нижнему цирку. Над кулуаром между стеной и висячим ледником лишь узкий снежный кулуарчик, не вызывающий опасений. Карнизов, ледовых сбросов выше нет. Кулуар «причесан» основательно, но я думал, что это ледовые обвалы с висячего ледника, висящего вдоль кулуара… А похоже, именно этот кулуарчик на скальной стене «рожал» то, что затем падало сквозь нас. Причем все началось часа в 3-4, когда солнце дошло до скальной стены, и полностью ее осветило. А закончилось, когда солнце скрылось за гребнем. Как будто выключили какой-то выключатель. И наступила тишина…

Второй пролетел метров 15-20, и слегка побился. От рывка на вспомогаловке затянулись узлы, поэтому работа резко замедлилась. И следующая веревка до меня дошла примерно через час. За это время сошло еще штук пять маленьких, но они никого не достали. Из-за задержки обе основные веревки пришли практически одновременно, я начал уходить вниз и уходить от кулуара в сторону, на скальную стену. Короткий участок на ледобуре, затем выход на выполаживание в виде 60-градусного скального лба, где был забит уже скальный крюк. И дальше вторая веревка снова по скалам.

…Следующая была большая. Она перехлестнула станцию на скальном крюке. Там находился третий, а я еще ниже. Так это и происходило – я смотрел вверх после крика «лавина», и наблюдал, как в ней скрываются видимые участники. Затем она, уже с жутким ревом, долетала до меня, и тут уж я нырял под рюкзак – единственное укрытие, болтаясь как правило, на конце веревки, так как станцию сделать я еще не успевал. Эта же достала верхнего и сделала ему силовой массаж. А третьему долбанула по ноге – гематома была по колено. После этого темп еще больше упал.

Второй дошел до первой скальной станции, когда пошла следующая. Вся картинка повторилась. Но эта уже работала всерьез, погнула и вырвала ледобур, сорвала со второго рюкзак, но главное – выкрутила самовывертыш, на котором шел последний…

Итак – у двоих поломаны или сильно ушиблены ребра и другие части тела, у одного – травма ноги, только я на удивление целый, так как веревку хоть и перебило, но не до конца. Один – с ногой – уже возле меня, второй все еще на скальной станции, но уже без рюкзака, у рюкзака оторвало лямки и поясной ремень и сорвало с него, рюкзак где-то под стеной, как только люди выдержали? Он весь побитый, куском льда слегка разбило лицо и выдрало кусок мяса из ладони, но скальный крюк все еще на месте, поэтому и мы еще относительно целы.

А скальная стена над нами вся обросла сосульками, которые тоже оттаивают и падают, но от них неприятностей все же меньше, хотя видно их плохо и достается от них всем.

Верхний с отбитыми ребрами висит, расклинившись, в скальном кулуаре, практически без страховки. Передаем молоток и скальный крюк. Может, на все это уходило и не так много времени, но казалось, что все происходит очень медленно. Веревку двое верхних продергивают с трудом, так как им даже дышать тяжело. Еще чуть-чуть не хватило, чтобы мне как единственному целому пришлось бы бегать вверх-вниз и обеспечивать и организацию станций и их съем.

Сошел еще один «паровоз», на этот раз последний. Никого не убил. Солнце уже зашло, и наступила тишина…

А еще у нас кончились скальные крючья… Вниз – непонятно сколько почти отвесных (70-85 градусов) скал. До темноты успеваем пройти еще одну веревку до «полки» крутизной градусов 50, на которой держится снег где-то по колено. Отсутствие крючьев заставляет искать на гладких бараньих лбах выступы. Как ни странно, это удается. Это, конечно, не совсем выступы, а просто большой вмерзший камень, но диагностика дает положительный результат – т. е. вырваться он не должен.

…Мы ночуем… На этой полке вытоптали «лавку» на четверых, застелили ковриками и сели. Один у нас «голый» – его теплая одежда внизу, вместе с рюкзаком. Там же палатка и многое другое… Втроем ноги суем в транспортировочный мешок, «голый» – в середине, один спальник под спину, вторым укрываем ноги… Четвертый через какое-то время устраивается на рюкзаках… Мы как бы спим… Не очень холодно, так как небо периодически затягивает и идет легкий снежок… Всем понятно, что если вдруг захочет обвалиться лед с висячего ледника, или порвет замерзающей водой скалы над нами, наши шансы спуститься еще более уменьшатся. Но горы в эту ночь к нам благосклонны… Наверно, мы хорошо сопротивлялись, и решено было нас больше не трогать… Шевелим ногами, иногда переговариваемся. Один поспал только после баралгина. Слишком все болело. Хотя сон… Это, скорее, просто ожидание утра…

Так и наступил рассвет. Мы слегка отсыревшие, но живые… Собираемся, продолжаем спуск… До конусов оказалось всего две веревки. Я предупредил ребят, что если второй хватит до низу, то ждать не буду, пойду копать вещи с улетевшего рюкзака. Так и делаю. Вещи (которые не утонули) разбросаны по поверхности лавины на участке где-то 200х300 м. Сначала собираю то, что попадается по дороге. Первым нахожу ледоруб. Потом довольно большой мешок, в который собираю рубашки, носки и другие вещи. Спускаю все это к краю конуса, и уже без рюкзака иду собирать дальше. Как ни странно, палатку удается найти полностью, хотя каждая ее часть, включая каждую стойку, разбросаны в разные стороны. И одежда почти вся… Нет продуктов (это сухари, весь сахар и др., соль, как ни странно, нашел). Ушли полные баллоны с газом, горелка. Из баллонов нашел только два пустых…

Мы спустились… Косая как-то слишком близко размахивала своей острой штукой перед нами, и ухмылялась… Нам оставалось только ждать… Теперь мы внизу, выпили коньячку за здравие. Перед нами притихшая стена, которой нет ни на карте, ни на космическом снимке. Может ее вовсе нет? До обеда, часов до 2-3, с нее не упало ничего. Мы завтракаем сухим перекусом и чаем, отогреваемся, приходим в себя. Дальше еще немного, и спустимся в очередной уютный карман ледника, где будем отдыхать после спуска. На остатках продуктов и газа, с побитыми участниками нам остается идти только вниз, домой. Но мы еще вернемся, хоть и не знаю, когда.